Alex Yager
Иногда хорошее обнаруживается там, где его особенно не ждешь. Пусть третья часть "Голодных игр" получилась неяркой, слишком ровной в повествовании, искренности и психологизма в этих без малого двух часах наберется поболе, чем в некоторых распиаренных бестселллерах. В основном, потому, что все перестали бегать и произносить пламенные пафосные речи. Совсем без них, ясное дело, не обошлось, но большую их часть произносила Джулианна Мур. В этом второй плюс - в надежном тыле из Джулианны Мур, Вуди Харельсона и, конечно, Филиппа Сеймура Хоффмана - у него получился замечательный персонаж, увлеченно творящий революцию словом. Вообще фильм, который в принципе служит связкой перед полным экшена финалом, смотрится как учебник по революционному делу. Что приятно, с акцентом на идеологической составляющей, а не на размерах и количестве пушек. Главного антагониста, правителя-диктатора Панема подвела плохая политика - нежелание спускаться с небес на грязную землю и игнорирование того факта, что нельзя давать только кнут без пряника. Если собаку долго бить, она озлобится и бросится на обидчика, потому как терять уже нечего. Но если держать ее в страхе и голом теле, изредка подбрасывая подачки в виде кусочков колбасы, то она еще и благодарить за них будет.

Таким образом, лучшее в картине - тонкая игра мимики Плутарха Хэвенсби ( в исполнениия Хоффмана) и фразочки Эффи, которая не оставляла мужественных попыток сделать революцию чуть более стильной.

"Любое старье может войти в моду. Даже демократия"

@темы: movie